Новости

24.Июн.2013

В День Рождения - к Твардовскому

TvardКалининградские писатели отметили день рождения поэта в Гвардейске, бывшем Тапиау.

 

Великий русский поэт Александр Трифонович Твардовский встретил Победу в Тапиау, нынешнем Гвардейске. Здесь он, под звуки ликующего победного салюта, завершал свою поэму "Василий Тёркин".

 

В Гвардейске отдали дань памяти истинно народному поэту. Калининградские писатели и поклонники творчества Твардовского собрались у дома, где поэт создавал последние главы своей знаменитой поэмы «Василий Теркин» - энциклопедии войны. Войны, сблизившей две даты: 21 июня, день рождение Александра Трифоновича, и 22 июня, день начала войны.

 

С самых первых дней Великой Отечественной поэт был на фронте. В Восточную Пруссию Твардовский вошел вместе с войсками 3-го Белорусского фронта. Был корреспондентом газеты «Красноармейская правда». Война шла к победному концу, но в логове врага гремели жестокие бои, фашисты отчаянно сопротивлялись. В наступательных боях сотни тысяч солдат легли в чужую землю. Вереницы людей, освобожденных из фашистской неволи, тянулись на Восток. Беженцы и пленные. Все перемешалось. Солдаты, пережившие все ужасы войны, входили в Европу.

 

Первые впечатления поэта:

   Скучный климат заграничный,

   Чуждый край краснокирпичный,

   Но война сама собой,

   И земля дрожит привычно,

   Хрусткий щебень черепичный

   Отряхая с крыш долой.

 

И живет уже, приближается чувство Победы. Одно из самых сильных впечатлений за всю войну - о взятии Кенигсберга. Твардовский пишет дочери Вале: «Когда ты слушала залпы салюта в честь взятия Кенигсберга, то вряд ли подумала, что утром следующего затем дня твой старик будет ходить по улицам этого города, который на всякой карте обозначен очень крупным кружком. Я тебе не буду описывать того, что я видел, - этого описать в письме нельзя, а только скажу, что это одно из самых сильных и незабываемых впечатлений, что я испытал на войне. Я вспоминаю тебя и Олю, думаю о Москве, из которой вы с мамой когда-то уезжали от бомбежек и которая сейчас слышит только залпы салютов. Еще о том, как далеко ушла Красная Армия от тех рубежей, где она сдерживала врага, который угрожал непосредственно и твоей жизни, Валюша, и Олиной».

В особняке напротив приютились корреспонденты. Дома эти сохранились. На них в память о поэте мемориальные доски. Комната Твардовского и Верейского была на втором этаже. Была еще комната в мансарде. Возможно, там уединялся Твардовский. Ведь именно в Пруссии он создал несколько глав своей поэмы.

Здесь же, в Тапиау, поэт встретил День победы. Палил со всеми вместе, был «оглушающий Тапиау» салют. Свои патроны Твардовский расстрелял быстро. Выпросил запасные обоймы у Ореста Верейского и писателя Мориса Слободского. Был Твардовский в этот день «веселоглазым и смешливым, ликующим и словоохотливым – сердце его не вмещало всего счастья и восторга».

 

Город и жители Гвардейска помнят великого поэта, встретившего в их городе великую Победу.

 

Борис БАРТФЕЛЬД